Перемещение (30.10.2016)

(рассказ-фэнтези)

 

Владимир Кайков

 

Свояки Яков Андреевич Шмигель и Гаврила Афанасьевич Синельников уже 8 лет жили в отдаленной деревеньке, как только ушли на пенсию из школы. Точнее будет сказать, что деревенькой современный хутор был лет 5 назад. Потом деревня разъехалась: сначала закрыли малокомплектную школу, в которой и занималось девять во всех 4 классах. Потом пришла очередь магазина.

А когда стало некому работать в отделении колхоза, убрали коров с фермы, точнее, перевели ее на центральную усадьбу, которая находилась в трех километрах от бывшей деревеньки Любимая.

Яков Андреевич был женат на сестре Гаврилы Афанасьевича, который, в свою очередь, соединился узами брака с сестрой не только давнего друга: друзьями были еще их прадеды, по завещанию которых все их потомки должны были находиться в постоянном родстве. Условие было почти невыполнимое, потому как необходимо было исполнять и то, что издавна во всех народах называют смешиванием крови, то есть, если отцы родные братья, то их дети ни в коем случае не должны вступать в брак. На детей родных сестер это условие не распространялос как у русских, так и у немцев.

Когда все в деревне разъехались (кто на центральную усадьбу, кто в райцентр или в соседнюю деревню), председатель колхоза предложил жилье старикам на центральной усадьбе.

- Переезжайте, Яков Андреевич и Гаврила Афанасьевич! Ведь каждый день за хлебом-солью не находишься, лошади же у вас нет, на велосипеде уже не проедешь.

Посоветовались ветераны с женами и отказались: «Хлеб-сахар нам будут приносить раз в неделю ученики, что ходят мимо нас из соседней деревни по субботам и понедельникам, остальное у нас всё есть».

И вправду, держали свояки по две козы да по две овцематки на семью, так что проблем с мясом не было. Опять же – лес и река рядом, значит, грибы, ягоды и рыба всегда вволю - не ленись только. А сена на зиму для живности всегда можно заготовить. И дров тоже – валежника было сколько угодно, сухих на зиму вполне хватало. Тем более, что за валежником из Каржаса (это село центральной усадьбы) сюда никто не ездил: люди предпочитали валить делянки с берёзой и осиной в тайге, благо - колхоз помогал транспортом.

Поблагодарили друзья председателя за заботу, да так и остались жить на хуторе. Директор школы, откуда Яков Андреевич и Гаврила Афанасьевич ушли на пенсию, стал присылать помощников, когда старики заготавливали дрова и сено. В основном это были учащиеся старших классов, которые жили в соседней деревне и на неделю уходили из дому в интернат или на съёмную квартиру в самом Каржасе. Отпускал их директор пораньше в субботу, а иногда и в пятницу, чтобы они по пути домой заходили к ветеранам и помогали им. А те одаривали ребят вареньем да вяленой рыбой.

Так и жили, в темные зимние вечера приходили друг к другу в гости на домашнее пиво, которое варили им жены. Пиво было не таким, каким его варили каржасцы, а с каким-то особым вкусом. Эрна, жена Гаврилы, говорила, что делала она такое пиво, какое в Баварии варят и сейчас ещё.

Ирина же, жена Якова, создавала пиво совсем другого вкуса, по старинным сибирским рецептам. От него даже слегка кружилась голова. Однако не следует думать, что старики зимой то и делали, что пили пиво. Дело в том, что у Якова Андреевича сын Виктор работал на Крайнем Севере и по его просьбе приобрел старикам передвижной киноаппарат «Украина», такой же, какие были тогда только в школе. А дочь Гаврилы Афанасьевича, работая в лекторской группе областного общества «Знание», снабдила родителей узкопленочными фильмами, которых обычно хватало на долгую зиму. Следующим же летом фильмотека обновлялась: просмотренные копии уходили дочери, а им она давала в аренду следующие копии фильмов, которые были старыми, но на них-то и выросли и сами старики, и их дети. Так и текла жизнь пенсионеров размеренно и спокойно. Так было бы и дальше, но …

Однажды ранним летом, как только зазеленела первая травка, случилось нечто такое, отчего оба семейства стали вдруг особенно беспокойными. Тем более, что совсем недавно посмотрели почти новый, по тем временам, фильм. Он был поставлен по книге Эриха фон Деникена «Воспоминания о будущем» и выпущен в 1970 год. Естественно, он взволновал всех не потому, что ветераны-учителя первый раз слышали о внеземном разуме, слишком уж необычными выглядели суждения исследователя.

Чего стоит, например, хотя бы вывод о посещениях нашей планеты инопланетянами, которые, якобы, научили землян основам знаний и ремёсел. Но старые учителя были людьми просвещенными и до сих пор много читали и не только фантастику, но и научную литературу.

Но это обстоятельство нисколько не успокаивало наших ветеранов.

Дело в том, что с появлением зелени рядом с избами обоих хуторян выросла необычная зелень. А поскольку Яков Андреевич был по образованию биолог, он точно знал, что во всем Советском Союзе столь необычной растительности не произрастает. Из тропиков не могло занести сюда семена в принципе. Но даже не это обстоятельство смутило родственные семьи. Сколько Яков с Гаврилой ни пытались извести зловредный сорняк, ничего у них не получалось. Наутро ростки упорно тянулись кверху. Причем стебель, необычайно гибкий и толстый, с каждой попыткой уничтожить его тяпкой под корень становился только ещё толще и мясистее.

Наконец, после трех дней упорного труда по выпалыванию неизвестной травы семьи решили призвать на помощь школьников, так как сами они не могли вручную выдергать столь мощные стебли. Трое ребят с большим трудом успешно справились с заданием. Теперь надо было определиться, куда же девать эти толстые стебли с мощной корневой системой. Сушить их не имело смысла, так как солнечные лучи светили ещё не в полную силу. Просто выбрасывать корни было чревато тем, что они прорастут и в другом месте, потом их выполоть будет некому, и они, как в одном фантастическом рассказе, заполонят всю землю.

- Подожди, Яша, - осенило Гаврилу, - а что, если мы наплетем из этих стеблей лаптей? Они же будут держать влагу не в пример какому-то там лыку!

- Точно, - поддержал родственника Яков Андреевич. - Так и сделаем.

И уже через два дня на каждого члена семьи было сплетено по две пары необычных лаптей. Они получились необычайно легкими и удобными, причем влагу действительно не пропускали. Ни капли!

На следующий день мужчины встали пораньше, выпустили коз и овец в огороженный загон, накормили их и пошли будить жен.

Поняв, что мужья затевают что-то необычное, но памятуя о том, что накануне они сплели какие-то необычные лапти, подруги быстренько оделись и вышли за околицу. Там их уже ждали Гаврила и Яков с зелеными лаптями в руках и корзинами для сбора ягод.

- Ну, что ж, давайте примеряем обновку, - предложил Гаврила подошедшим, и сразу же все стали надевать экзотическую обувку.

- Смотри-ка, как будто сапожник по ноге сшил! – удивилась Ирина.

- Точно, надо же! И у нас, - поддержали ее остальные.

Прежде чем отправиться в лес за земляникой, каждый из ягодников потопал ногами, испытывая лапоточки на прочность и удобство. И каждый после первого удара ногой в землю подпрыгнул примерно на полметра в воздух.

- Вот это сапоги – скороходы!- воскликнула Эрна.

- Попробуем подпрыгнуть и замереть в воздухе.

- Это как?

- А так, как я сейчас сделаю, - и Гаврила, оттолкнувшись от земли, замер метрах в полутора, удерживая равновесие.

- Стоп! Тогда давайте все сразу поднимемся на одну высоту, а потом попытаемся как-нибудь двигаться.

Все так и сделали, и вскоре летучая команда ведьм и ведьмаков, как не без юмора среагировал Яков на создавшуюся ситуацию, уже летела по направлению к лесу. В этот день все вдоволь налетались, да еще и ягод набрали немеряно: сверху-то далеко видать.

На следующее утро было решено слетать в Каржас.

- Только ведь нам туда придется заходить пешком, - заосторожничала Ирина.

- Ну, это само собой, – поддержала ее Эрна.

- И еще: раз мы не будем показывать нашу необычную обувь, или, вернее, ее необычные свойства, придется облететь село вкруговую и зайти в него с восточной стороны.

- Это со стороны Каинцаса?

- Разумеется. Лапти там снимем и положим в сумки, переобувшись во взятые с собой туфли.

На другой день принаряженные воздушные путешественники вылетели спозаранку. Облетать пришлось километров семь, ну - не пешком же.

Все получилось как и планировали. Спланировали как только вдали показалось село. Оглядевшись сверху, нет ли кого на дороге или на лугу, спокойно переобулись и, не торопясь, зашагали в сторону видневшихся домов. Неожиданно испуганно ойкнула Ирина. Все остановились и с удивлением уставились друг на друга.

- Кто-нибудь что-либо понял? - почти одновременно воскликнули путешественники.

- Мы помолодели лет на 25, - это Ирина произнесла кокетливо, достала из сумки зеркальце и с удовольствием стала разглядывать свое помолодевшее лицо.

- Я думаю, что мы попали в то время, когда были здесь в этом же возрасте, - поделился своими мыслями Яков.

- Значит, нам по 45, а нашим детям - по 15 – 17 лет.

- И что - мы их, действительно, увидим?

- Думаю, да. Сейчас они торопятся в школу на экзамены. Сегодня ведь 1 июня.

- Что ж, давайте проверим наши предположения, насколько я помню, дома мы с вами построили лишь год назад.

Обсудив создавшуюся ситуацию, путешественники, как теперь оказалось и во времени, поспешили добраться до своих квартир. Благо, они стояли на окраине, с которой и вошли в село. Дойдя до общественного колодца, стоявшего в центре села, родственники убедились, что они действительно попали в прошлое. Только вот на сколько лет назад?

- Стоп! Мы забыли одну важную деталь: нам сегодня тоже надо на экзамен, не помните, что мы в это время тоже работали в школе?

- Только никому не надо сегодня на экзамен. В старших классах сдают математику и литературу.

- Слава богу. Тогда – по домам.

В это время они увидели Галю, дочь Гаврилы Афанасьевича и Эрны Давыдовны. Она тоже их заметила и, весело помахивая сумкой, подбежала к родителям и соседям.

- Вот здорово! Вы уже вернулись?

- А ты куда?- строго спросила мать.

- Как куда? Разумеется, на экзамен, вы разве забыли? Я сегодня дежурю: надо скатерть постелить да цветы на стол поставить.

- Ну, тогда беги быстрее! - это отец махнул рукой в сторону школы.

До домов добрались почти бегом и у самой околицы разделились, войдя каждый в свою квартиру. Когда вошли в зал, оглянулись и поняли, что в доме почти ничего не изменилось.

- А тебе не кажется, Яша, что в доме кто-то есть? - обратилась Ирина к мужу.

- Вот у женщины интуиция! - восхитился чей-то спокойный голос.

- Кто здесь? Выходи! - грозно прорычал Яков.

- Только спокойно! Показываться я не имею права. А объясниться – что ж, пожалуйста. Дело в том, что в портале произошла досадная ошибка, и вы все попали не в то время. Через три часа придут сюда с экзаменов ваши нынешние двойники. Как вы понимаете, - усмехнулся незнакомец-невидимка, встреча крайне нежелательна. Поэтому я сейчас вас отправлю на ваш хутор. А вашими родственниками займется мой коллега. Кстати, за ошибку, конечно, нашу, мы воздадим вам сторицей. Как? Да очень просто – вы станете на десять лет моложе. Больше нельзя - окружающие не оценят. Все понятно? Тогда закрывайте глаза и считайте до десяти. Что касается вашего невысказанного вопроса, то отвечаю: мы с коллегой являемся стражами Хроноса - времени, значит. Все, отправляю. Ошарашенные муж с женой едва успели закрыть глаза, как раздался грохот, вспышка, в конце которой Яков приоткрыл глаза и заметил, как какая-то тень мелькнула в сторону большого зеркала и растворилась в его глубине.

Путешественники во времени очнулись у себя на хуторе за околицей. Нещадно палило солнце, где-то в колке глухо бубнил удод, обещая скорый дождь. А четверо возвращенцев с недоумением всматривались друг в друга и на свое старое жилье.

↑ 1195