Великий картограф России (из цикла „Люди и судьбы“) (31.08.2021)

 

Виктор Фишман

 

Рождение Фёдора Федоровича Шуберта (Theodor Friedrich von Schubert), будущего первого руководителя российского Корпуса топографов, было обусловлено материальными обстоятельствами. И в этом случае можно говорить, что он появился на белый свет на десять лет позже, чем это должно было случиться.

А случилось вот что. Его отец Федор Теодор Шуберт, десятый по счету сын аббата Иоганна Эрнста Шуберта из монастыря Михаэльштайн в Брауншвейге, был студентом теологического факультета Геттингенского университета. После смерти Иоганна Эрнста Шуберта в 1774 году, семье остались лишь большие долги и громадная библиотека. Библиотеку пришлось продать, а дипломированный теолог получил приглашение на место домашнего учителя в семью майора Кронхельма. Непременным условием офицер выдвинул преподавание математики.

Молодой учитель блестяще знал теологию и несколько иностранных языков, однако его познания в математике были минимальными. Тем не менее, он решительно принял предложение, сулящее ему обеспеченную жизнь.

У майора Кронхельма была прекрасная домашняя библиотека, а также собственная обсерватория. В ней Федор Теодор Шуберт проводил всё свое свободное время, и пристрастился к астрономии. И тут случилось одно важное событие в жизни учителя – он влюбился в дочь майора, которую звали Луиза-Фредерика. Луиза-Фредерика, как говорили в те годы, ответила ему взаимностью, и Федор Теодор Шуберт осмелился попросить у майора руки его дочери. На удивление, майор Кронхельм повел себя вполне демократично и не отказал бедному учителю. Но поставил важное условие: жених должен найти постоянную работу с приличным заработком, позволяющим обеспечить семье достойное существование.

Лишь после того, как Федор Теодор Шуберт в 1786 году завершил работу над Генеральной картой России и стал адъюнктом математических наук, а заодно и членом Конференции Академии, у него сложилось достаточно хорошее материальное положение. Это позволило осуществить заветную мечту: жениться на Луизе-Фредерике, которая ждала его все эти долгие десять годы. 12 февраля 1789 года у Федора Теодора, которого стали называть Федором Ивановичем, и Луизы-Фредерике родился первенец, нареченный тоже Федором.

Своё начальное образование Фёдор Федорович получил в домашних условиях: отец преподавал ему естественные науки, а мать – музыкальную грамоту и правописание. Занятия математикой отец превращал в маленькие приключения, во время которых они как бы заново создавали математические теоремы и аксиомы. Мальчик помимо этого много рукодельничал: переплетал книги, чинил игрушки, работал на станках.

В 11 лет Фёдор Федорович поступил в лучшую немецкую школу Петербурга: Петершуле, притом, сразу в 4-й класс. Все уроки давались ему очень легко: сказывалось прекрасное домашнее образование. Фёдор Федорович быстро стал первым учеником, и начал лениться. Видя такие обстоятельства, отец, который к этому времени уже занимал солидную должность руководителя Академической обсерватории и был участником нескольких астрономических экспедиций, забрал мальчика из школы, и устроил его военным геодезистом низшего разряда при Генеральном штабе. Таким образом, Федор Федорович начал свою военную службу в 14 лет.

Инженер-генерал Петр Корнилович Сухтелен (Jan Pieter van Suchtelen), начальник квартирмейстерской службы армии, сумел привить юноше интерес к топографии и геодезии, который сохранился в нём до конца дней.

В 1804 году Фёдора Фёдоровича направили в Полоцк наблюдать солнечное затмение. За успешное выполнение этого задания его произвели в подпоручики.

В 1805 году его отец возглавил экспедицию Академии наук, которая в составе русского посольства выехала в Китай. Отец взял своего 16-летнего сына в качестве помощника при астрономических наблюдениях для определения географических координат ряда объектов в Восточной Сибири. Во время этой экспедиции было сделано немало открытий, например, член-корреспондент Императорской Санкт-Петербургской академии наук зоолог Иоганн Фридрих Адамс обнаружил первый труп мамонта, который в 1809 году был реставрирован и помещен в Зоологический музей.

Однако начавшаяся в 1806 году война России с Наполеоном-Бонапартом прервала научную деятельность Федора Фёдоровича Шуберта почти на 15 лет. В качестве подпоручика Генерального штаба он принимал участие в сражении под Прейсиш-Эйлау, был тяжело ранен в грудь и левую руку и за отличие получил орден Св. Владимира 4-й степени с бантом.

По выздоровлении Фёдор Шуберт, уже в чине поручика, был назначен в действовавшую в Финляндии армию его полного тёзки графа Фёдора Фёдоровича Буксгевдена. Здесь, во время русско-шведской войны 1808—1809 годов, он принимал участие в сражениях при Форсбю, Дегердале, Ревергольме и Толснесе и при взятии крепости Гангеуда. В феврале 1809 г. с колонной генерал-майора Сазонова Шуберт перешёл по льду на Аландские острова, а летом того же года, состоя при канцлере, графе Румянцеве, работал по налаживанию дипломатических отношений со шведским кабинетом. Затем через несколько месяцев поручик Фёдор Шуберт был назначен в депо по квартирмейстерской части, а в следующем году получил командировку в Або для производства топографической съёмки Финляндии.

Война с Наполеоном набирала обороты, и в 1810 году Фёдор Шуберт снова участвует в военных действиях, на этот раз в составе молдавской армии графа Николая Михайловича Каменского он воевал против турок: был при осаде крепости Силистрии, штурме Рущука, в сражениях под Шумлой и при селении Ботине (причём в последнем был легко ранен в ногу). Николай Греч писал об этом времени: «От нетерпения молодого русского генерала на берегах Дуная в 1810 году зависела судьба царств и народов».

Далее Фёдор Шуберт участвовал в экспедиции генерал-майора графа Воронцова и, наконец, во взятии городов Ловчи, Плевны и Сельви. За выказанное отличие Шуберт был награждён капитанскими эполетами и золотой шпагой «За храбрость».

Во время Отечественной войны 1812 года Шуберт в звании квартирмейстера 2-го кавалерийского корпуса находился в ведении генерал-адъютанта барона Фёдора Карловича Корфа. Корпус состоял в авангарде 1-й армии и принимал участие в сражениях под Свенцянами, Витебском, Смоленском и Бородиным, где Фёдор Фёдорович получил третье ранение. В рапорте о действиях корпуса во время Бородинской битвы Ф. К. Корф отметил храбрость Фёдора Шуберта, помогавшего ему под жесточайшим картечным огнём удержать приведённые в расстройство кавалерийские полки.

Во время преследования французов Шуберт участвовал в сражениях под Малым Ярославцем, Вязьмой и Красным. За кампанию 1812 г. Шуберт был награждён орденом Св. Анны 2-й степени, тем же орденом, осыпанным алмазами, чином подполковника и дважды Высочайшей благодарностью. Наконец, Шуберт сражался под Лейпцигом. Исполняя важные поручения по Генеральному штабу, он обратил на себя внимание союзных главнокомандующих и был награждён прусскими орденами «За заслуги» и Красного Орла 3-го класса, шведским орденом Меча и чином полковника.

Вскоре он был назначен квартирмейстером корпуса войск, оставленного временно во Франции под начальством графа Воронцова, причём в этом звании занимался топографическими работами и сделал съёмку территории между реками Шельдой и Маасом.

Закончилась кровопролитная война, и в жизни Фёдора Фёдоровича начался новый период. В 1819 году его назначили начальником Военно-топографического департамента Генерального штаба. На этой должности он сосредоточил в своих руках все картографические работы в России. Под его руководством была выполнена тригонометрическая и топографическая съёмка всей Санкт-Петербургской губернии, а также в 1821 году началась работа по составлению новой карты Европейской части России.

Эта работа совпала с важным событием в личной жизни полковника и топографа: в 1820 году он женился на баронессе Софье Александровне Раль (1801-1833), дочери барона Александра Александровича фон Раля (1756-1833). В Софью Александровну был страстно влюблен блистательный журналист и ученый Осип Иванович Сенковский. Но она предпочла Фёдора Фёдоровича, а Сенковскому посоветовала жениться на её младшей сестре Адели. Что и случилось в 1829 году. Таким образом, Фёдор Фёдорович породнился с Сенковским, а также с знаменитым художником Александром Павловичем Брюлловым - мужем другой сестры, Александры.

Работа над картой показала катастрофическую нехватку отечественных специалистов в области картографии. Не удивительно, что с 1824 года по 1826 год работы не велись из-за нехватки топографов и общего недофинансирования.

В 1822 году Фёдор Фёдорович организовал Корпус военных топографов при Генеральном штабе, которым руководил более 20 лет. В 1826 году он составил «Руководство к исчислениям тригонометрической съемки и для работ Военно-топографического бюро с принадлежащими к оным таблицами». Эти труды привели к тому, что в том же 1826 году возобновилось составление листов карты вместе с началом первых гравировальных работ по листам карты, на которые уже был собран материал.

В результате появились знаменитые «десятивёрстки Шуберта» - карты Западной России 10-вёрстного масштаба. Их полное название звучит так: «Специальная карта Западной части Российской Империи, составленная и гравированная в 1/420000 долю настоящей величины при Военно-Топографическом Депо, во время управления генерал квартирмейстера Нейдгарта под руководством генерал-лейтенанта Шуберта». Полное издание так называемых «Десятиверсток Шуберта» осуществилось в 1832 году на 62 листах с дополнительным листом условных обозначений в масштабе: в 1 см. 4.2 км (в 1 дюйме 10 верст).

Конечно, карты обладали известной степенью приближенности. И всё же этой огромной работой фактически были заложены основы российской научной картографии и геодезии.

Во время работы над этой картой в семье Фёдора Фёдоровича произошло трагическое событие: 22 октября 1825 года скончался его отец.

На его похоронах было всё высшее общество. Можно сказать, что это были похороны одного из последних энциклопедистов. Будущий директор Пулковской обсерватории Василий Яковлевич Струве (Friedrich Georg Wilhelm Struve), работавший тогда в Дерпте (ныне - Тарту, Эстония) написал письмо Федору Фёдоровичу с такими словами: «Неоспоримо, что большая часть немецких астрономов одолжена своим ученым образованием его сочинению о Теоретической Астрономии, и, вероятно, что сие сочинение еще на долгое время останется единственным в своем роде и главным источником изучения Астрономии. В покойном родителе Вашем уважаю я также и моего истинного наставника в Астрономии, Санкт-Петербургской Академии будет трудно заменить сего мужа, бывшего ее главным украшением; подобных ему ученых немного в целой Европе».

А последний из графов Румянцевых, Сергей Петрович Румянцев, дипломат, сенатор и меценат науки, член-корреспондент Санкт-Петербургской Академии, посвятил его памяти такие стихи:

Не стало Шуберта. Урания в слезах.

Жмет к персям страждущим сосуд, хранящий прах.

Почтим и хладный тлен; тому ж, чьи мысли смелы,

Постигли знаний всех начала, связь, пределы,

Тому, кто истинно сберег науки чистый свет,

Тому кончины нет.

Продолжая отцовские традиции, Фёдор Фёдорович Шуберт организовал в 1833 году первую международную «Хронологическую экспедицию» по Балтийскому морю. Целью экспедиции было определение точных координат населенных пунктов по его побережью.

Точное определение широты по наблюдениям небесных светил давно не представляло затруднений. Сравнительно легко определялось и местное время. Иначе обстояло дело с определением долготы, то есть, разности между местным временем в пункте, принятом за основной, и местным временем в пункте, долготу которого предполагается определить.

В 1824 г. английское адмиралтейство для определения разности долгот между Гринвичем, Гельголандом, Бременом и Альтоной организовало специальную хронометрическую экспедицию. Русская хронометрическая экспедиция на Балтийском море под руководством начальника Гидрографического депо генерал-лейтенанта Федора Федоровича Шуберта была проведена в гораздо более широких масштабах.

В работах этой экспедиции по приглашению русского правительства приняли участие все прибалтийские страны (Пруссия, Дания и Швеция), устроившие, так же как и Россия, в некоторых пунктах своих побережий, временные астрономические обсерватории. Широты и местное время этих обсерваторий были определены с высокой точностью. Экспедиция проводилась на русском колесном пароходе «Геркулес». В ее распоряжении было 32 столовых (настольных) и 24 карманных хронометра, ежедневно сравниваемых между собой. Часть этих хронометров при посещении временных обсерваторий свозилась на берег, и здесь показания хронометров экспедиции сравнивались с показаниями хронометров обсерваторий.

В этой экспедиции приняли участие крупнейшие ученые России и Европы, в том числе, ученики и друзья его отца.

Вся экспедиция продолжалась 115 дней, и за это время Балтийское море получило взаимную астрономическую связь на 40 пунктах.

В 1845 году Ф. Ф. Шуберт становится генералом от инфантерии, а в следующем году его назначают директором Военно-учёного комитета Главного штаба, которым он руководил до его упразднения в 1859 году. При таком обилии ответственных должностей Ф. Ф. Шуберт ещё успевает не только прекрасно справляться с возложенными на него обязанностями, но и обобщить все свои работы в двухтомном труде.

Этот человек прекрасно играл на фортепьяно и скрипке, отлично рисовал, коллекционировал монеты. В 1858 году он издал научную работу «Русские монеты за три века – от Ивана Грозного до Александра II». Он был основателем Симфонического общества, которое часто собиралось в его доме № 12 на 1-й линии Васильевского острова.

История этого дома заслуживает отдельного рассказа. 3-этажное здание в семь окон по фасаду было построено в 1722—1741 гг. для генерал-аншефа императорской армии Николая Михайловича Леонтьева. Парадные помещения для приёма гостей находились на третьем этаже. В 1775 году, после смерти Николая Михайловича Леонтьева, его сёстры продали дом «мастеру печения французских хлебов» Иоганну Христофоровичу Шафу. Затем дом несколько раз менял владельцев, пока его у майорши Басовой в декабре 1829 года не приобрел на имя своей жены генерал-майор Фёдор Фёдорович Шуберт. Предполагается, что при нём произошло полное изменение облика дома и автором перестройки мог быть муж сестры Софьи Александровны архитектор А. П. Брюллов. В 1871 году Федор Федорович. Шуберт–младший (1831-1877) купил соседний дом (№ 14), произвёл некоторые переделки в обоих домах, и квартиры в них стали сдаваться внаём. В 1876 году здесь же поселилась первая в Российской империи женщина – профессор математики Софья Васильевна Ковалевская, дочь его дочери Элизабеты Фридерики, а, значит, внучка Фёдора Фёдоровича Шуберта.

Кстати, упомянутый выше единственный сын Федора Фёдоровича и Софьи Александровны умер бездетным, и поэтому пресеклась мужская линия петербургских Шубертов. А сам Фёдор Фёдорович после выхода в отставку сильно заболел и в 1861 году уехал в Германию на лечение. Он умер 15 ноября 1865 года и был похоронен на кладбище Хаппенлау в Штутгарте.

О почитании памяти этого человека свидетельствует юбилейная медаль «В память пятидесятилетия Корпуса военных топографов. 1822-1872 гг.», на которой выгравировано его имя. А к 100-летию со дня рождения Фёдора Фёдоровича Шуберта, 12 февраля 1889 года в Санкт-Петербурге состоялась выставка, к которой был выпущен специальный «Каталог карт, планов и съёмок, выставленных в Конференц-зале императорской Академии наук в столетнюю годовщину дня рождения почетного члена Академии наук и бывшаго начальника военно-топографическаго депо генерала-от-инфантерии Ф. Ф. Шуберта».

Ничего похожего в современной истории не происходит.

 

 

 

 

↑ 109