Мантель (30.05.2021)

 

С. Новиков

 

В августе 1956 года мы с женой застряли в Оленегорске, ожидая документы и денежные выплаты, положенные мне в связи с увольнением из армии. Кандидатов на увольнение после выхода постановления правительства о сокращении численности Вооруженных сил было немало, и ожидание затянулось надолго. Денег у нас почти не осталось, припасы стремительно таяли. На помощь со стороны рассчитывать не приходилось, да и не в наших это было правилах. Мы подумали, подумали и решили продать на рынке что-нибудь из своих вещей.

Просмотрев свой небогатый гардероб, отобрали пару платьев жены, мой «гражданский» пиджак, который я уж и забыл когда надевал, рубашку – с той же характеристикой. Нашли на рынке свободное место с примитивными вешалками и развесили своё имущество. Подходили покупатели, некоторые даже задерживались, трогали материал, рассматривали детали. Но всё же через пару дней нам стало понятно, что вещи наши ни у кого настоящего интереса не вызывают.

Положение надо было как-то менять. Но как? Походив по рынку, я определил, что у женщин повышен спрос на модное в те времена лёгкое свободного покроя пальто, называемое мантель. И у меня возникла идея, которая сначала показалась жене абсурдной, а потом захватила её, пожалуй, сильнее меня.

Я предложил сшить подобие модного мантеля из ткани серебристо-серого цвета, подаренной жене ещё в Ленинграде на день рождения. Идея была вполне осуществима. В её основе лежало то, что я научился шить в детстве, помогая маме крутить рукоятку швейной машины.

Мама была замечательным мастером. Она не только превосходно владела техникой шитья – мама придумывала модели женской одежды, которые пользовались таким спросом, что заказчицы соглашались месяцами ждать своей очереди. Глядя на то, как рождаются новые платья, блузки, юбки, я невольно вникал в тонкости кроя. Заметив это, мама время от времени стала просить меня сделать что-нибудь конкретное и таким образом постепенно обучила своему ремеслу.

Жена тоже умела шить. Кроме того, у нас была ручная швейная машинка, именуемая в быту зингеровской. Самое трудное было создать выкройку мантеля. Но мы справились, пожертвовав для этой цели мой старый плащ.

И вот мы снова на рынке со своим предложением. День стоим, другой – никто не подходит. На третий день перед нашим мантелем остановилась покупательница. Она примерила мантель и объявила, что собирается на Чёрное море и как раз ищет такой вот мантель. Видно было, что мантель слегка широковат, да и карманы пришиты низковато. Но женщина, обуреваемая желанием поехать на отдых непременно в мантеле, внимания на несовершенство модели не обратила и мантель у нас купила.

Мы от счастья первым делом пошли в столовую и наелись пирожных.

 

 

 

 

↑ 196