Адриатическая Хорватия - 1(31.10.2019)


 

Антонина Шнайдер-Стремякова

 

Дорогами Германии

 

История, чувства и пристрастия во всех моих очерках и путевых заметках отражены на уровне чувств, ощущений и мировосприятия – иногда меж строк, иногда как на духу. Мой бинокль может отличаться от бинокля бывалого в тех местах читателя – надеюсь, очерки будут познавательны для небывалых.

 

Дальних поездок на колёсном „жуке“ не совершала я с 2007 года. Прошло 12 лет, прежде чем снова осмелиться на дальнее путешествие, – в этот раз с детьми. За две недели шесть стран: Адриатическая Хорватия, Босния-Герцеговина, Словения, Австрия, Италия и места в Германии, где не бывали.

Проезжаем районы, где открытым способом добывали бурый уголь (Braunkohl): Саксонию-Ангальт, Тюрингию, Северный Рейн-Вестфалию и, наконец, Баварию. После 1945 года (конец войны) на месте залежей бурого угля в Германии сносились деревни, людей переселяли в другие места: бурый уголь был основой для получения дешёвой электроэнергии. Однако, в конце ХХ века ему нашли альтеративу, и к 2030г Германия настроена полностью отказаться от его добычи – исчезнет, жаль, 50.000 рабочих мест. Сегодня электроэнергию получают от ветряных электростанций (ветряки), энергии солнца и природного газа, который должен стать основным, как самый дешёвый и экологически чистый. В местах, где добывали уголь, начинают активно развивать земледелие – шурфы заполняются водой.

С целью объехать пробку свернули на просёлочную дорогу и попали в длинный туннель из раскидистых каштанов, буков, рябин, ясеней, берёз, ольхи, клёнов, лип. Этот зелёный рай и плачущие звуки пан-флейты в машине пробирали до мурашек – вспоминалась скудная растительность Степного Алтая, который казался лучшим местом на земле. Сегодня я знаю, что в мире есть места и получше, но степи Алтая остались во мне символом простора и бесконечности Вселенной.

Дороги Германии – сказка преимущественно в 4-6 полосы. Шумоулавливатели год от года становятся всё краше и разнообразней. Насаждения в разделительных полосах местами так высоки, что о встречной полосе напоминают лишь «крыши» больших фур. Въезжаем в предгорье Альп, спускаемся вниз, и с высоты открывается панорама солнечных лучей от лобовых стёкол ползущих навстречу нам «жуков».

В полях Германии можно встретить водоёмы диаметром в 4-100кв.м. Ямы эти – особенные: наследие ледникового периода. И если крестьянин (Bauer), на земле которого есть такая яма, вздумает её зарыть, (надоела, отнимает часть земли), экологи предьявят ему такой баснословный штраф, расплачиваться за который придётся всю жизнь. Уничтожение и нанесение вреда этим уникальным ямам карается законом: они являются источником изучения природы. Встречаются такие феномены лишь в землях Мекленбурга, Брандербурга и в предгорьях Альп.

При подъезде к Ингольштадту (Бавария), где было запланировано переночевать у родственников, наше внимание приковали зелёные стены и междурядья плантаций подвязанного хмеля – сырья для баварского пива. При выезде внимание переключилось на даль дымчатой панорамы Австрийских Альп, зубчатые вершины которых в снегу.

 

Кимзее и Людвиг Баварский

 

Нашей целью было Баварское море – огромное пресноводное озеро Кимзее (или Хим, пл. 80 кв. м., глубина более 70м.) и достопримечательности на двух его островах: острове Господ (Herren Insel) и острове Дам (Frauen Insel), добраться к которым можно лишь пароходом. На острове Господ – изумительной красоты дворец последнего короля Баварии, Людвига II. На острове женщин – старинный женский монастырь 782 года.

Kimseje

Людвиг Баварский был провозглашён королём в 18 лет. Молодой, высокий (1,92м), стройный, красивый, он мечтал о своём Версале и во многом преуспел: пышное убранство его дворца, действительно, ярче и роскошнее версальских. Спальня и сегодня остаётся самой дорогой комнатой мира, но, если верить экскурсоводу, король провёл в ней всего 8 дней. Покрывало, что вышивалось золотом 7 лет вручную, – умопомрачительной красоты. На шитых золотом гардинах и скатертях – золотая бахрома, которой нет цены. От зеркального зала... душевой комнаты... позолоченных шкафов... 340-килограммовой порцелановой люстры со 140 свечами... позолоченных статуй... плафонов... рельефов и барельефов коронного зала длиной в 20 м... веет невообразимой роскошью и неземной красотой. Казалось, меня уже трудно чем-либо удивить, но роскошь и простор этого дворца превзошли всё виденное прежде. При жизни Людвига из 70-ти планируемых комнат было меблировано только 20, но по-королевски величественно комнаты смотрятся и без убранства.

 

Мраморные композиции фонтанов, липовые аллеи, цветочные клумбы дворцового парка напомнили фонтаны и парки Версаля и Петергофа.

Людвиг Баварский погиб в возрасте 41 года. Его тело нашли в озере недалеко от берега вместе с телом врача-психиатра, что был приставлен к королю, хотя психическим расстройством он и не страдал. Причина смерти осталась невыясненной, но многие склоняются к тому, что это было политическое убийство. Народ любил короля, однако он, неженатый, был не угоден парламенту, так как строил, казалось бы, никому не нужные замки, мало участвовал в жизни страны да ещё и будто бы был сомосексуалистом.

Рождённый художником и романтиком, он был человеком искусства, но унаследовал тяжёлую и жёсткую ношу – корону. Возможно, в одиночестве с высоты гор и высоты своего положения он не раз любовался местными красотами и размышлял о безмерности и загадочности вселенной, на фоне которой ничтожны людские страсти. Мечтавший о храмах искусства, он руководил строительством и воодушевлял архитекторов, что реализовывали идеи короля на деньги, которые он мог потратить на балы и любовниц.

Прошло 133 года со дня смерти Людвига Баварского, и столько же лет зарабатывают баварцы на его дворцах – памятниках зодчества и искусства. То, за что его ругал парламент, приносит доход, который давно погасил сумму, потраченную на строительство дворцов, – символов абсолютизма.

К вечеру мы посетили Дамский остров (Frauen Insel) со старинным женским монастырём первого тысячелетия. Всеобшее внимание на причалах привлекла группа молодых юношей и девушек в пёстрых национальных одеждах. Они, видимо, где-то выступали и возвращались домой с пассажирами теплохода, что стоял против нашего. Яркие, красивые, они на трубах, тубах, флейтах, тромбоне, волторне, малых ударниках заиграли танцевальные ритмы, и народ, пританцовывая и смеясь, поднимался к ним по трапам на верхнюю палубу. Под живые звуки музыцирующей на палубе молодёжи теплоходы отдалялись друг от друга – лица машущих пассажиров выражали дух всеобщей любви.

 

Проездом по Австрии и Италии

 

Переночевав в гостинице курортного городка Бад Эндорф, мы пересекли многоводную Инн, правый приток Дуная, и миновали Австрийские Альпы. Дома в небольших курортных городках юга, как правило, двух- и трёхэтажные с зелёными, типичными для садов Германии изгородями.

Дорожная паутина развязок – серпантином. И вот она – горная Австрия. Температура +23-28°, но на рваных вершинах Альп – снега. Ближе к земле скалы обрастают, словно от стыда, одеждой земли – короткой зеленью, и вот уже начинается смешанный лес. Красотища!.. Вода с вершин стекает, точно по желобам, образуя водопады и водопадики. В местах, где она нашла другие лазейки, от желобков остались глубокие вертикальные морщины.

Горы электрифицированы – фантастика!.. Выросшая в степи, я с трудом представляла, как на вершинах устанавливают электрические столбы. Много канатных дорог и подъёмников, но долго смотреть на такую высоту не могу: кружится голова. На высоте 2000м уши закладывает, словно в самолёте. Местами горы срастаются с дымчатыми тучами – впечатление, что до них можно дотронуться рукой.

crab

Проезжаем Китбюэль – престижную горнолыжную зону Австрийских Альп, куда для знакомств – деловых, дружественных, приятельстких, любовных, – съезжаются обычно богатые, знатные, знаменитые и властвующие. Деревянные двухэтажные домики, как правило, с деревянными балконами, что летом украшены цветами. Такое впечатление, будто на зелёном плюше горных лугов аккуратные белые домики игрушечные, и выставили их напоказ – для открыток.

Меж параллельными грядами гор – узкие пропасти-ущелья, бархатное дно которых обустроено для жизни: блестит паутина дорог, красуются черепичные крыши ленточных селений. Возле домиков на альпийских клочках пасутся козы, коровы. Огородов не видно. В целлофан завёрнуты тюки спрессованного сена. Нет сухой полыни, она что – не растёт здесь? На зелёных лугах то тут, то там встречаются одинокие деревянные сараюшки – видимо, для крестьянского инвентаря.

На высоте 1500м тормознули над пропастью – полюбоваться. С высоты не птичьего полёта – выше! – открывается безмерность и красота Вселенной. Идиллия: чистый воздух, тишина и божественный, девственный вид!..

С одной стороны дороги – горные скалы, с другой – обрыв, и во мне всё обрывается. Чтобы вода со снежных вершин не стекала на дорогу, к скале приделали навес, по которому вода стекает в обрыв. Поистине, любители порядка всё продумали: дорогу не размывает и машинам уютно под арочной крышей.

В земле Тироль миновали большой город Лиенц. Еловые стены в горах – словно солдаты в строю. По узким, спиралеобразным, порой почти вертикальным дорожкам в горах эквилибрируют вверх-вниз мотоциклисты – одни ради адреналина, другие тренируются, третьи – проверяют психику. Временами кажется: сливаемся с дымчатыми горами. На высоте 1500м температура +31°. Недалеко от местечка Лаас, на высоте 2800м, где добывали мрамор, температура снизилась до +19°.

Спускаемся. На границе Италии подуло холодным ветром – натянули тёплые вещи. Глянула вверх и не поверила, что только что там были: преодолеть такую высоту казалось нереально. Пока проверяли паспорта, успела замерзнуть – спряталась в тёплом салоне авто.

На границе в глаза бросается контраст между домами Австрии и Италии. Дома Италии, обшарпанные, грязные, зачастую бесцветные, напоминают дома Барнаула, Калининграда, Чехии и Польши, на балконах которых, вместо цветов, сохнут одеяла, ковры, бельё. Контраст между итальянскими и австрийскими дорогами тоже разителен, но платить все равно надо: в Австрии – 11евро, в Италии – 2,50.

Проехали ухоженный городок Толмецо – небольшую общину на севере Италии. Визуально ознакомились с городом первого тысячелетия – Удине, который Габсбурги вынуждены были уступить в 1866г. итальянцам, и продолжили путь к Адриатической Хорватии.

(продолжение следует)

 

 

 

 

 



↑  172