Сказ про Белого бычка (30.12.2016)

(сказка)

Вайц Александр

 

редакция:

Антонины Шнайдер-Стремяковой

 

Однажды в берёзовом лесу у белой коровы родился телёнок. Был месяц май, воздух наполнился запахом липких берёзовых листочков. Телёнок сразу вскочил на ноги. Он оказался крепким с самого рождения. Мама-коровушка радовалась, что у неё такой славный сынок. «Му-у!» - разносилось по всему лесу. Это был звук любви и обожания. Стоило телёнку потянуться к вымени, как корова тут же пускала молоко. Паслась она на лугу, где был небольшой пруд, телёнок постоянно был возле.

Буйные травы и пёстрые цветы последних майских деньков распространяли свой свежий запах. Степной ветер обдувал корову, телёнка и берёзовый лес недалеко от пруда. Всюду были слышны птичьи голоса. Сочная трава  покрывалась прозрачными росами. Солнце взошло высоко, трава высохла и в вышине затрепетали жаворонки. Корова паслась возле сладко дремлющего телёнка, аккуратно выедая траву. Вот проснулся и маленький бычок. Мамаша собралась отдохнуть, голова её клонилась ко сну, и она задремала.

Бычок начал играть. Столько удивительного было вокруг! Вот косули появились на опушке рощицы, а где-то совсем рядом проскочила лисица. Серые зайцы прыгали перед самым носом. Застрекотали кузнечики в траве. Он поднял голову. Кто там так звонко поёт, заливается трелями? Ах, это жаворонок! Какой удивительный чудесный мир! Как хорошо в нём благодарным существам! Иногда бычок вздрагивал от внезапного перелёта перепелов, затем прислушивался, как свистят суслики, поводя мохнатыми телячьими ушами. Он словно пытался определить, угрожает ли этим маленьким зверькам опасность. Если, у примеру, опасность была далеко, это был не свист, а трели. Зелёные кузнечики, весело прыгающие перед глазами, манили прыгать вместе с ними. Столько всего интересного вокруг! Пёстрый ковёр трав и цветов до самого горизонта и много-много разных звуков отовсюду.

Кукушка… Как будто кто-то аукает. Может и вправду потерялся кто-то? Настороженный стук дятла тоже о чём-то хочет рассказать лесу и его обитателям. Прямо перед самой телячьей мордой раскачивался яркий маковый бутон, а над ним пчёлы так и вились, раз от разу заныривая внутрь. Белый Бычок завёлся на эту игру, он мотал головой в такт полёту пчёл, пока, наконец, не привлёк внимание одной из них. «Я могу тебя уж-жалить!» - прожужжала она. Но малыш не испугался, он просто не успел, ведь его внимание уже отвлекла бабочка, севшая на ухо. «А давай-ка поиграем в прятки!» - предложила она. Он покрутил  головой, пытаясь осмотреться. «Какой несмышлёный! Совсем ещё мал, глупенький телёнок!» - с этими словами она улетела, потеряв всякий интерес продолжить игру.

Каждый день приносил Белому Бычку новые впечатления. Луга становились пышнее и душистее, что-то новое, ранее не виданное открывалось ему. Вот пришёл черёд жёлтых одуванчиков, лепестки которых ещё пока не стали парашютиками, а просто радовали глаз ярким солнечным цветом. Наступил июнь. Ветер принёс сухое дыхание степи, жара начиналась уже с раннего утра. Днём Белая корова и телёнок лежали в пряных травах, спасаясь от удушливой жары. Иногда обильный летний дождь освежал землю, потом опять палило солнце и становилось ещё жарче. К июлю трава поднялась высоко. Настало время сенокоса. В один из последних июльских дней люди скосили траву и сложили в стожок. Простоял он до осени. Вероятно, люди забыли о нём. Бычок к тому времени подрос, стал самостоятельно выбираться на другие поляны. А когда нашёл стожок, остался возле. Не нужно было более ходить в поисках сочной травы. Белая корова искала его, звала к новому пастбищу, но он остался возле стога. Так было удобно, не нужно было выбирать траву, опасаясь колючек. Он решил стать самостоятельным - думал, что у него так удачно всё сложилось, потому что умнее матери. Целыми днями Белый Бычок валялся возле стожка сытый и довольный.

Так дожил он до следующей весны. А затем наступило лето. Сено в стожке давно закончилось, а новую скирду никто не заготовил. Бычок всё собирался пойти и найти себе пастбище, как учила корова-мать, но лень было подняться, да и потерял сноровку. Подходить к стогу и отщипывать пучок сена было гораздо проще. Вскоре его беспощадно стали донимать мухи и комары. Сначала он отмахивался от них, потом ослабел и заснул. И так во сне и умер.

Вероятно, отсюда и зародилось выражение «смертельная лень». Гнать её надо от себя. А не то навалится она тяжелым камнем и раздавит всё, что имеет смысл в жизни. И станет жизнь бессмысленной и не нужной даже себе. Где бы ты ни жил и что бы ни делал, будь всегда активным, делай всё, чтобы тебе было интересно в этом огромном чудесном мире.

↑ 906